The Awakening

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Awakening » Архив принятых анкет » Элизабет "Ай" Альварез


Элизабет "Ай" Альварез

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Персонаж
Имя, фамилия, прозвище:
Элизабет “Ай” Альварез

Раса, пол, возраст:
Человек. Женский. 22 года.

Внешность:
Элизабет Альварез – латиноамериканка смешанных кровей. В наследство от белой мамаши, бывшей звезды порно, ей досталась более светлая, по сравнению с соплеменниками, кожа, тонкокостный скелет и отсутствие экстремистски сросшихся на переносице бровей. Во всем остальном, девушка пошла в до комичности стереотипного отца-мексиканца, в частности, ростом в целых 160 см.
У Ай узкое, худое лицо, с высокими выдающимися скулами и впалыми щеками, отчего она выглядит немного изможденно. Длинные, узкие, глубоко посаженные глаза едва заметно светятся голубизной имплантантов из-под вечно полуприкрытых век, придающих девушке сонный вид. Лицо обрамляют очень темные, почти черные прямые волосы, доходящие до локтей, вечно примятые какой-нибудь натянутой до самых бровей шапкой. Словно заспанное, лицо Лиз изредка меняет отсутствующее, граничащее с тупым, выражение на гаденькую ухмылочку, в которую с трудом кривятся подкачанные ботоксом губы. Голос Ай глубокий и грудной, с брутальной хрипотцой заядлого курильщика и ярко выраженным мексиканским акцентом, что вкупе со скудными познаниями в области повседневного английского языка делает ее речь неразборчивой для неиспаноязычного населения колонии. Осложняет ситуацию и то, что, по мнению Лиз, “говорить по-английски” – значит произносить испанские слова на английский манер. В итоге получается какофония из так называемого спэнглиша, понятного, к сожалению, лишь латиноамериканцам.
Как следствие нарушения обмена веществ и приема наркотиков, чем бы Элизабет ни питалась, ее тело всегда остается худым и поджарым, но не лишенным развитой мускулатуры, что в худшие времена выглядит как оплетенный мышцами скелет. В целом, она сложена достаточно пропорционально и гармонично и является этакой красоткой типажа “на любителя”: отдельные черты лица и сегменты тела, уродливые сами по себе, будучи удачно скомбинированными между собой создательницей-природой, возводят Лиз на пьедестал объекта влажных мечтаний поклонников неканоничной красоты.
Но самой выдающейся, во всех смыслах, частью тела, самым главным, неизменным достоинством Ай, ее гордостью и предметом пристального внимания со стороны женщин и мужчин всех возрастных категорий является ее задница. Идеально круглая, мясистая, упругая она притягивает к себе завистливые, восхищенные и похотливые взгляды в любое время дня и ночи, будучи упакованной хоть в военную форму, хоть короткие шорты, она пробуждает желание прикоснуться, подложить под голову, как подушку, использовать в качестве подставки под локоть во время работы за компьютером или как держатель для бумаг – в общем под любым предлогом трогать ее, шлепать, щипать и далее по списку непристойностей. Более того, в сочетании с худощавым телосложением филейная часть Лиз казалась еще огромнее и сочнее, и когда та удостаивала клубы своим вниманием, по слухам, во время ее тверка тряслись стены. Задница же являлась и важным источником проблем для своей хозяйки: любой физически способный доминировать человек или человекоподобное существо умудрялся превратиться в животное во время гона, не желая довольствоваться лишь пожиранием желанной части тела взглядом, нередко предпринимая попытки физического контакта с искомым объектом, что подвергало Элизабет опасности и на работе, в военной части, и на улице, и особенно за пределами колонии. Как следствие, она немного расстраивается, что воспринимается мужчинами даже не просто как кусок мяса, а как прогуливающиеся по округе и иногда постреливающие из пистолета бедрышки.
Глядя на Ай, можно подумать, что она застряла где-то в конце 90-х - начале 2000-х: в свободное от несения службы время она носит укороченные, открывающие жесткий плоский живот, либо, наоборот, длинные и широкие, как с чужого плеча, футболки, широкие камуфляжные штаны, сидящие ниже некуда и болтающиеся едва ли не между колен, с торчащим повыше них по гангстерской моде бельем, которые обычно либо заправлены в берцы, либо оканчиваются самыми вырвиглазными в колонии кроссовками кислотного цвета. Неизменной деталью гардероба Элизабет являются разномастные головные уборы: бейсболки, панамы, шапки, банданы. Злые языки поговаривают, что она не снимает их даже во сне. Принарядиться в соответствии с представлениями Лиззи Альварез о прекрасном – это, развесив на шее золотишко и украсив пальцы массивными перстнями, позвякивая цепями, отправиться покорять гетто.
Находясь при исполнении, облачается в стандартную военную униформу “Пепельных” черного цвета с нанесенным на эмблему подразделения изображением факела.

Характер, привычки:
Необходимый минимум слов, которыми можно было бы описать характер Элизабет Альварез: мрачная, упрямая, с налетом стервозности, легкомысленная до одури любительница от души пострелять по движущимся живым мишеням, а после провести вечер, присосавшись к бутылке дешевого пойла за просмотром низкопробного порно. Если говорить более развернуто, к списку следует добавить грубость и цинизм, которыми пронизано все ее существо, а под непрошибаемой личиной сурового вояки, пафосно щеголяющего нашивкой сержанта, прячется банальное неумение выражать собственные эмоции цивилизованным, понятным окружающим, образом, что почти всегда приводит к массе недопониманий и недоразумений.
В иные времена флегматичная аура, концентрирующаяся вокруг Ай, сменяется нездоровой отмороженной веселостью, которая не имеет ничего общего с хорошим расположением духа здорового человека: за блаженной бестолковой улыбкой и хитро прищуренными глазами прячется изворотливый, жестокий и коварный психически неуравновешенный индивидуум, который заразительно смеясь может выкинуть что угодно асоциальное. Теряя над собой контроль, Ай перестает чувствовать грань между юмором и зверством, шуткой и преступлением, собственными неадекватными действиями и результатом, что заканчивается “выходом из себя” – неконтролируемым безумием, вызванным, среди прочего, недиагносцированным психическим расстройством, передавшимся ей по наследству от папаши. Стоит упомянуть, что в исключительных случаях подобные истерики заканчивались стрельбой во все, что попадалось на глаза.
Лиз – ярко выраженный интроверт: к другим людям относится равнодушно, от отсутствия их общества никогда не страдает, но никогда не прочь провести время с человеком, которому симпатизирует, впрочем, замкнутость частично вызвана языковым барьером и вынужденным нахождением в культурной среде, чуждой ей. По мере возможностей старается поддерживать хорошие отношения как с белыми коллегами, так и с мексиканской общиной, сглаживая конфликтные ситуации между ними, прилагая все мыслимые и немыслимые усилия, чтобы не дать вражде перейти в разряд кровопролитной войны.
К работе, как и ко всей своей жизни, Элизабет относится так же безразлично: особого рвения к продвижению по службе не проявляет, но к исполняемым обязанностям подходит достаточно ответственно, чтобы не выслушать ни единой обоснованной жалобы в свой адрес.
Умственные способности девушки не выдающиеся, но даже это тщательно скрывается под маской недалекой молчаливой дурочки, что не только совершенно необходимо ей на службе (*), но и помогает в повседневной жизни, особенно, когда требуется втереться в доверие к кому-либо или как бы невзначай выведать любопытный слушок: как известно, недальновидные люди, коих большинство, охотнее выбалтывают свои секреты дуракам, ошибочно считая, что те не могут ввиду слабости ума представлять собой сколько-нибудь значительную угрозу. Благодаря упорству и упрямству, Ай обладает высокой познавательной способностью, а ее почти нетронутый знаниями мозг абсолютно открыт к запоминанию новой информации. Быстро учится, если действительно заинтересуется предметом изучения, и именно поэтому до сих пор не выучила английский, который интересен Ай как шпинат мопсу. Стоит стыдливо добавить, что читает она едва ли не по слогам, произнося неизвестные ей английские слова на испанский манер и пишет по-английски совершенно ужасно: как слышит, так и записывает, в соответствии с фонетическими нормами испанского языка.
С религией у Ай отношения типичные для ее культурного слоя: всю неделю она дырявит плохих и не очень парней, принимает ассорти из наркотиков и в целом предается развратному образу жизни, а в воскресенье приводит свое помятое лицо в относительный порядок и отправляется замаливать грехи, стыдливо ерзая на твердой скамье.
Привычки и увлечения Элизабет не отличаются разнообразием, из-за чего ее жизнь выглядит как непрекращающийся “день сурка”. Она культивирует нездоровое питание, а именно дешевую и не требующую стояния у плиты пищу, вроде тако, начос, картофельных чипсов и полуфабрикатов. Заливая все это дешевейшим алкоголем и разнокалиберными наркотическими веществами, в которых знает толк, Ай в свободное от работы время отдается бездумному просмотру зомбо-ящика, прослушиванию рэп-записей, попавших на Клиодну еще с Земли в лоурайдере ее отца, и обычной прокрастинации, лежа на продавленном диване. Ай не против и пройтись по барам и клубам, если найдётся подходящая компания, и никогда не откажется поучаствовать в старой доброй уличной драке. В силу легкомысленности и неукротимой страсти к трате денег на самое дорогое и ненужное барахло, отчаянное хобби сеньориты Альварез – ленивый поиск запчастей для починки вышеупомянутого лоурайдера – Шевроле “Импала” 1964 года, который потенциально мог бы быть на ходу уже через полгода, займись она этим вопросом основательно, но отсутствие энтузиазма и денежных средств свело процесс к прогулкам за запчастями, в которых она ровным счетом ничего не понимала, в Хасалу и обратно с пустыми руками, а время от времени и пустым кошельком, зато с очередной неподходящей к автомобилю, но очень красивой деталью.
Больше всего Элизабет боится кошек и высоты.

Биография:
Детство Элизабет до-Клиоднийского периода протекало не слишком оригинально для представителей ее социокультурного слоя: небольшие городки на границе США и Мексики, существующие за счет контрабанды наркотиков, растили и воспитывали молодежь в целом одинаково, с юности готовя их к тому, чтобы стать одним из звеньев наркотрафика. Таким образом, еще в младенчестве Ай принимала непосредственное участие в переправке крупных партий наркотических веществ через границу: любящие родители прятали товар под пеленками, в детских вещах, упаковках сухих смесей, пользуясь тем, что на границе детей, особенно таких маленьких и безобидных, почти не досматривали.
К сожалению, ее родители, стереотипный мексиканский барыга и престарелая звезда фильмов для взрослых, не слишком много внимания уделяли уходу и воспитанию Лиз. Стоит отдать им должное, она всегда была почти чистая, почти сытая (пища быстрого приготовления уже с младых лет подтачивала ее здоровье), одетая почти не в обноски. Всему остальному девочку учила улица. Поэтому к восьми годам та читала, писала и считала не лучше четырехлетнего ребенка. Впрочем, пусть и своеобразно, мамочка и папочка любили Ай. Изредка, вынырнув из наркотического угара, просмотра телевизора до одури, выяснения отношений с рукоприкладством и стрельбой и столь же страстных примирений везде, где приспичит, даже если при этом присутствует ребенок, родители вспоминали о Элизабет и окружали ее всей куцей любовью, на которую были способны. Пафосные поездки вдоль улиц на “Импале” с сотрясающей внутренности гидравликой, барбекю на заднем дворе и стрельба из “Узи” по пивным банкам – вот и все по крупицам собранные счастливые воспоминания Лиззи Альварез о детстве.
Когда Элизабет Альварез уже стала уважаемой восьмилетней дамой, она, её родители, “Импала” и их скромные пожитки по воле случая, злого рока и простого пространственного разлома попали в абсолютно иной мир, именуемый Клиодной. Путешествие сквозь пространство и время оказалось не из приятных: сворачивающиеся в оригами внутренние органы, чудовищные перегрузки, хотя и смятая, но поддающаяся восстановлению машина и неподдающаяся восстановлению мать Ай, которая не сочла нужным пристегнуться во время поездки. Негладкое приземление на территории местных колонизаторов (*) закончилось изнурительным допросом в военной части, тщательной медицинской проверкой остатков и останков членов семейства Альварез с последующей выдачей временного разрешения на пребывание внутри стен колонии. Военные, на поверку оказавшиеся куда сердобольнее, чем выглядели, выбросили Лиз и ее отца вместе с “Импалой” на задворках латиноамериканского гетто, справедливо предположив, что те с большей вероятностью найдут поддержку среди себе подобных, и не ошиблись.
***
Когда Элизабет было тринадцать, ее отец, вершивший смутно понятные ребенку дела на местный наркокартель, не вернулся с очередной вылазки. Ничего особенно необычного в этом не было, так как он и раньше периодически не доходил до дома, неделю пропивая свои сбережения в баре. Однако какое-то время спустя на пороге провонявшего ацетоном притона, ставшего домом для семьи Альварез, появились головорезы от пяток до глаз забитые татуировками с пушками наперевес и сообщили Ай, что ее папаша почил достойной смертью, в связи с чем глава картеля милостиво согласился взять на себя заботу об отпрыске покойного. В пределах разумного. Лишив имеющихся “привилегий”, ибо ребенку они ни к чему.
Так Лиз стала “бегунком”, мельчайшей шестеренкой в бесконечно сложном механизме преступной группировки, контролирующей латиноамериканское гетто, население которого традиционно трудилось в той или иной противозаконной стезе: наркотики, торговля оружием, людьми, азартные игры и далее по списку. День ото дня Ай выходила на улицы с полными карманами товара, за сбыт которого она получала паек и подобие крыши над головой. Два года проведенных в притоне для таких же малолетних отбросов общества, как она, под патронажем картеля подготовили ее к жизни получше курса молодого бойца: для выживания пришлось открыть в себе талант к боям без правил, прицельной стрельбе из всего, что имеет курок, умению продолжительное, вплоть до нескольких дней, время обходиться без сна, а впадая в дрему оставаться столь же чуткой, как и во время бодрствования.
Приблизительно в возрасте пятнадцати лет Элизабет в результате несчастного случая (*) потеряла способность видеть: глазные яблоки, пострадавшие от повреждений, пришлось извлечь и заменить имплантантами. Операция имела место в темном замызганном полуподвальном помещении трясущимися руками опьяненного морфином “хирурга”, снявшего протезы с некого почившего члена картеля, не утруждая себя подгонкой их под пациентку. В результате Ай обрела зрение, а в нагрузку была награждена мигренями, столь несносными, что норма потребления девушкой наркотических веществ резко возросла.
Глава картеля и здесь проявил внимание к затруднениям Лиз. Возможно, это было связано отнюдь не с этими самыми затруднениями, а с тем, что половое созревание у сеньориты Альварез шло согласно законам природы, и главе картеля захотелось иметь начавшие поспевать женственные округлости поближе к себе. Так или иначе, Ай стала танцовщицей в одном из клубов, принадлежащих картелю.
***
Ай даже не заметила, в какой момент ей стукнуло восемнадцать. После того как неизвестный прикончил ее покровителя (*), девушке дали понять, что отныне ей придется либо в прямом смысле “начинать работать свой роскошной задницей”, либо выметаться. Невзирая на то, что будучи воспитанной улицей, Лиз пошла по уже освоенной до нее тропе, ведущей к самой нижней ступени социальной лестницы: краткого, бессмысленного и бесцельного существования бродяг, наркоманов, алкоголиков, плывущих от притона к притону без гроша в кармане, живущих от прихода до прихода, она боялась лишь одного. Проституции. Последствия детской травмы: регулярные “примирения” родителей на глазах у малолетнего ребенка выработали у нее стойкое подсознательное отвращение к половым контактам, которые виделись на тот момент неокрепшему уму как средневековая пытка, сопровождаемая стонами несчастных, преисполненными страданий. Поэтому Элизабет покинула ставшие на время почти родными пенаты и устремилась к вольной, никому не подчиненной жизни.
Год, проведенный на улице не был похож на стереотипное существование бездомного: в картонной коробке, над которой пляшут вши, клопы и мухи, оповещая окружающих, о том, что хозяин сего скромного жилища находится внутри. Девушка просто дрейфовала между вечеринками у друзей, их знакомых, знакомых их знакомых и совсем незнакомых, клубами, где иногда за выполнение мелких поручений могла оставаться по нескольку дней, иногда, в аномально исключительных случаях, Ай все же приходилось проводить ночи на улице, что ее, впрочем, ничуть не смущало: любой, посмевший нарушить ее покой во время сна на скамейке в парке, рисковал закончить свой земной путь со вспоротым финским ножом брюхом.
Случайное совпадение нарушило ставший привычным ритм жизни. Маленькая деталь, круто повернувшая путь Ай. Хозяин уличного лотка с едой, у которого некстати закончилась оберточная бумага. Жирный хот-дог с капающей с него горчицей, который необходимо было во что-то завернуть. Подвернувшаяся под руку рекламная листовка, которую Лиз от скуки изучила, пока чавкала хот-догом. Скудные запасы английских слов, позволившие ей понять, что речь идет про армию. Тумблер с табличкой “гениальная идея” победоносно щелкнул. Где, как ни в воинской части будут кормить, поить и укрывать солдатским одеялком совершенно бесплатно? Когда, если не во время несения службы научат профессиональному обращению с оружием, приемам рукопашного боя, умеренности в еде и английскому языку, а также прочим философским материям, не выставив после всего внушительный счет? Более того, Ай уже умела и, надо сказать, отлично стреляла, пусть и по жестяным банкам из-под пива, отжималась и подтягивалась наравне с парнями, да и дралась она хотя и непрофессионально, по-уличному, но в достаточной степени эффективно, если не сказать жестоко. Оставалось лишь вытереть капли горчицы с подбородка и придумать, какими способами можно протащить травку в часть.
***
Два года службы в армии протанцевали мимо Элизабет Альварез карнавалом в хаки и с автоматами. Стандартный набор призывника: бритая голова (медицина оказалась бессильна против особенно стойких мексиканских вшей), красные глаза от ранних подъемов и выкуренных за ночь косяков, потные ладони, теряющие в траве целые магазины патронов, и уже родной мат сержанта. Получив за особые заслуги (*) звание сержанта, Лиз вскоре была отмечена младшим руководством особого войскового подразделения (*) и рекомендована к несению службы именно там. После почти двух лет усиленной подготовки девушка удостоилась не только новых глазных протезов взамен в прямом смысле сводивших ее с ума бывших в употреблении, но и была отправлена шлифовать снайперское мастерство напрямик оперативную группу 21-А, куда просочилась без лишних смотров, проверок, вопросов и конкурса талантов, с тщательно откорректированной биографией и заученным до последней буквы сценарием (*).
***
На момент начала игрового повествования Ай служит в рядах “Пепельных” как снайпер-стажер: необходимости ежедневно нести службу у нее нет, однако, она обязана отмечаться в штабе как минимум четыре раза в неделю, а в случае незапланированного возникновения посильных для Элизабет задач, устремляться им на встречу по первому зову руководства. Миссий высокого класса Лиз выполнять еще не приходилось, в основном ей доставалась грязная работа по выслеживанию и наблюдению, когда можно было и несколько дней пролежать в каком-нибудь кусте без костра, зажигалки, сигарет и горячих блюд, и все ради того, чтобы опытным путем выяснить, что выдавая задание, кто-то из высшего состава перепутал координаты, а значит Ай трепетала от холода как флаг на флагштоке и грызла плесневелые сухари по чем зря. В лучшие дни удавалось даже расчехлить оружие: прийти на местность, расчехлить винтовку, найти в глазке прицела жертву, которую идентифицировать с расстояния в полтора-два километра было не возможно, убрать ее, что обычно получалось с одного выстрела, и отправиться домой, в свою убогую лачугу, расположенную в одном из беднейших районов колонии, которую так любезно выделило для Элизабет Альварез военное ведомство.

Игровой статус:
PvE

Контактная информация:
ЛС

+1

2

Способности
Способности, навыки, умения:

Снайпер – врожденный талант к прицельной стрельбе на длинные дистанции. Ай обладает достаточной выдержкой и самоконтролем, чтобы производить невероятно высокоточные выстрелы в пределах человеческих возможностей.

Химик – умение едва ли не генного уровня. Ай способна изготовить наркотические вещества из любых подручных материалов. Данная способность позволяет ей также создавать простейшие медикаменты, вроде обезболивающего или успокоительного.

Уличный боец – крайне агрессивный и жестокий мастер уличных боев, как в рукопашную, так и с применением оружия. Несмотря на низкий рост в состоянии уложить противника значительно крупнее себя за счет неисчерпаемой энергии и отчаянных ходов на грани фола.

Самоконтроль – воля Ай развита до той степени, когда физиологические нужды могут сознательно блокироваться на некоторый промежуток времени. Данная черта распространяется также на сигареты, алкоголь и наркотики – Элизабет может противостоять порочным слабостям на время выполнения служебных заданий. Во имя работы некоторые психологические потребности и проблемы также могут отодвигаться на второй план усилием воли. а точнее, насилием над собой, что непременно ведет к негативным последствиям.

Криминальный гуру – досконально разбирается в подноготной устройства криминального мира, преступных группировок в частности. Ай хорошо знакома не только с теоретической организацией преступной деятельности, но и текущим положением дел в данной сфере.

Имплантированные глаза – имплантаты, имитирующие глазные яблоки, способны снимать и хранить в памяти до десяти изображений, которые можно скопировать на твердотельный накопитель в ультра-высоком разрешении в течение полутора часов. Во время съемки количество кадров в секунду, которые выдают глаза, значительно сокращается, что приводит к тому, что при смене фокуса изображение запаздывает. При копировании изображения зрачки полностью закрываются специальным фильтром (со стороны выглядит как полное их отсутствие), чтобы исключить попадание света на хрусталик, в этот момент Элизабет, очевидно, ничего не видит – функция, необходимая для достижения полной сосредоточенности на воспроизведении фотографий, хранящихся в памяти. Для передачи изображений в череп вшит модуль беспроводного соединения. Каждый сеанс связи надежно зашифрован сложным индивидуальным паролем. (*)

Разведчик – Лиз необязательно иметь официально работающих на нее информаторов, чтобы быть в курсе интересующих ее событий. Не поддающееся исчислению количество приятелей и знакомых, введенные в заблуждение замкнутостью Ай, сами того не желая, поставляют ей необходимые сведения. Впрочем, собственные наблюдательность и любопытство позволяют ей снабжать информацией саму себя, порой весьма спорными методами.

Фотографическая память – прекрасно натренированная память и творческий подход – причина, по которой Ай обучение дается сравнительно легко.

0

3

Инвентарь
Оружие, снаряжение, инвентарь:

Оружие

Снайперская винтовка Accuracy International АХ338

Табельный пистолет Beretta М9А3 с подствольным фонариком.

Пистолет ТТ-33 – представитель пистолетов ТТ, произведённых Советским Союзом в период Второй Мировой войны.  Неизвестно, как попал на Клиодну, но пройдя через бесчисленное количество рук, оказался у Лиззи Альварез. Ввиду того, что хозяйка пистолета с момента покупки ни разу из него не стреляла, о состоянии и боеспособности этого раритета остаётся только догадываться.

Нож финского типа.

Шипованный кастет – обыкновенный стальной шипованный кастет заводской штамповки.

Бита – классический инструмент для игры в бейсбол, и один из лучших аргументов в уличных разборках – качественно исполненная, 42-дюймовая (106,7см) кленовая бейсбольная бита, верхняя часть которой увенчана настоящим «ежом» из заколоченных в неё гвоздей.

Снаряжение

Бронежилет 5.11 Tactec Plate Carrier – лёгкий пластинчатый бронежилет, укомплектованный лёгкими керамическими пластинами под класс защиты Е и дополненный тактической разгрузкой и сумкой образца UTG Leapers.

Бинокль Pulsar Edge GS 2.7x50L – высококачественный, выполненный в металле профессиональный бинокль со встроенным ПНВ, отлично подходящий для наблюдения и корректировки снайперского огня.

Рация – армейская рация.

Армейский походный комплект медикаментов – комплект для оказания первой помощи в случае травмы или ранения, также включающий в себя комплекс медикаментов для защиты от вредных воздействий внешней среды.

Походный оружейный ремнабор – походный комплект инструментов, предназначенный для проведения мелкого ремонта и обслуживания оружия в полевых условиях.

Мультитул – универсальный инструмент, исполненный в виде складных пассатижей.

Инвентарь

Телефон – обыкновенный мобильный телефон кнопочного образца.

Суточный запас еды и воды.

Ноутбук – портативный компьютер редних технических характеристик, предназначенный главным образом для того, чтобы принимать и хранить изображения, полученные глазами Ай.

Транспорт

Шевроле “Импала” 1964 года выпуска – оклеенная кричащей дешевой пленкой золотого цвета колымага, попавшая на Клиодну вместе с Ай. Оснащена гидравликой и спиннерами. Путешествие через Разлом не пошло ей на пользу: автомобилю требуется профессиональная реставрация, подразумевающая замену уничтоженных кузовных деталей, вышедших из строя за время простоя расходников и прочие в сумме масштабные ремонтные работы.

Отредактировано Элизабет Альварез (05-09-2016 01:01:28)

0

4

Персонаж принят!

Время пребывания:
Более 10 лет

Стартовый капитал:
4 000 $


Вы можете приступать к игре, в соответствии с последним моментом биографии. Для появления доступны все локации, кроме неисследованных территорий. Если вам нужна компания, обратитесь в тему поиска соигроков или воспользуетесь кнопкой вызова гейм-мастера. Также, к вашим услугам доска заданий, где проводится запись на квесты. Желаем приятной игры.

0


Вы здесь » The Awakening » Архив принятых анкет » Элизабет "Ай" Альварез


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC